Юрий Николаевич Рерих

38

Юрий Николаевич – это образ истинного, вдохновенного ученого-мыслителя, человека высочайшей духовной гармонии. Он прекрасно понимал, что высшее достижение человека лежит в самоусовершенствовании личности, что только постоянно работая над самим собою и развивая в себе качества, присущие человеку, стремящемуся к более совершенной жизни, он мог всесторонне обогатить свою специальность и поднять ее над уровнем повседневности.

Святослав Рерих

Юрий Николаевич Рерих (1902–1960) – выдающийся русский ученый-востоковед и лингвист, энциклопедист XX века, достойный продолжатель традиций русской ориенталистики. Его труды по тибетологии, индологии и монголоведению, опубликованные в разных странах и на разных языках мира, уже давно считаются классикой ориенталистики, а его имя значится в списках почетных членов многочисленных научных обществ Европы, Азии и Америки. Он не только обладал разносторонними познаниями в самых различных областях – истории, археологии, литературе, этнографии, религии, культурологии, но и в совершенстве знал многие восточные и западные языки, общее число которых было более тридцати. Причем это были не только классические языки Европы и Востока, но и живые диалекты и наречия Индии и Тибета. Именно это обстоятельство позволяло ему свободно общаться с представителями азиатских народов, постигать их культурные традиции и добиваться в диалоге внутреннего понимания.

Юрий Николаевич родился 16 (3) августа 1902 года в селе Окуловка Новгородской губернии. Его детские и юношеские годы прошли в Петербурге – городе с богатейшими культурными традициями, который в то время по праву считался крупнейшим центром мировой ориенталистики. Юрий и его младший брат Святослав формировались под благотворным влиянием своей семьи, где царила атмосфера взаимопонимания, любви и общих духовных устремлений, чему очень способствовала их мать – Елена Ивановна Рерих. В петербургском доме Рерихов бывали поэты, художники, писатели, музыканты, а также известные востоковеды – Б.А.Тураев, Ф.И.Щербацкой, С.Ф.Ольденбург, А.Д.Руднев, В.В.Голубев, – встречи с которыми сыграли не последнюю роль в становлении Юрия как личности и определении его будущих научных интересов.

И, конечно же, нельзя игнорировать тот факт, что с середины 1900-х годов сам Николай Константинович Рерих все чаще и чаще в своих литературных трудах и художественных произведениях обращается к теме Востока, в частности Индии.
В 1912 году Юрий Рерих поступил в частную гимназию К.И.Мая в Петербурге, где в свое время учился его отец. Одной из любимых дисциплин мальчика стала история. Сохранились его школьные сочинения, которые наглядно демонстрируют глубокий подход к описываемым им событиям и искреннюю заинтересованность предметом. Несмотря на то, что профессиональным живописцем стал только Святослав Николаевич, талант художника унаследовали от отца оба брата.

В 15 лет Юрий Николаевич начал заниматься египтологией с Б.А.Тураевым и монгольским языком и историей монголов с А.Д.Рудневым.

В декабре 1916 года вся семья из-за болезни Николая Константиновича находилась в Сортавале. С конца 1918 до марта 1919 года Рерихи жили в Выборге, а затем переехали в Лондон. К этому времени у Юрия Николаевича окончательно сформировались его интересы, и он определил свою будущую специальность. Он поступил на индоиранское отделение Школы восточных языков при Лондонском университете, где проучился всего год, но успехи его были столь значительны, что в качестве лучшего студента по санскриту он был представлен государственному секретарю по делам Индии, посетившему университет, а директор Школы, известный британский востоковед сэр Денисон Росс, интересовался его учебой и после перевода в Гарвард.

В сентябре 1920 года семья Рерихов переехала в США, и Юрий Николаевич поступил на отделение индийской филологии Гарвардского университета, которое окончил в 1922 году со степенью бакалавра.

В 1922–1923 годах он учился в Сорбонне (Парижском университете) и в Школе восточных языков (на среднеазиатском, индийском и монголо-тибетском отделениях, слушал курс китайского и персидского языков) и одновременно занимался на военном и юридическо-экономическом отделениях. Учителями Ю.Н.Рериха были выдающиеся востоковеды Ж.Бако, П.Пеллио, С.Леви, А.Мейе, А.Масперо, В.Ф.Минорский. В 1923 году он получил ученую степень магистра индийской словесности.

Через полгода после приезда Елены Ивановны, Николая Константиновича и Святослава Николаевича в Европу, где они побывали в Виши, Лионе, Риме, Флоренции, Болонье, Женеве, все четверо Рерихов 17 ноября 1923 года взошли на корабль «Македония» в Марселе и 2 декабря того же года прибыли в Бомбей. В Индии они посетили древние города и святилища – пещерные храмы Элефанты и Аджанты, Агру, Фаттехпур-Сикри, Джайпур, Бенарес – и после этого направились в Сикким, где пробыли больше года. Это была первая часть Центрально-Азиатской экспедиции академика Н.К.Рериха (1924–1928), которая являлась одним из ключевых моментов в духовно-культурной эволюции человечества. Для Юрия Николаевича открылись большие возможности в изучении живых диалектов и усовершенствовании знания тибетского языка. Посещение буддистских монастырей и знакомство с древними манускриптами и произведениями искусства раскрыли перед ним богатство древней культуры. Результатом путешествий Юрия Николаевича по Сиккиму явилась его блестящая монография «Тибетская живопись», изданная в Париже на английском языке в 1925 году (молодому ученому было тогда всего 23 года!). В России она увидела свет лишь на рубеже XX–XXI веков.

В марте 1925 года Елена Ивановна, Николай Константинович и Юрий Николаевич приехали в Кашмир, где началась подготовка к длительному путешествию, а в июне 1925 года экспедиционный караван отправился в путь, продолжавшийся долгих три года. Участники экспедиции пересекли Индию, Китай, Монголию сначала с юга на север, а затем с севера на юг. На протяжении всей экспедиции Юрий Николаевич заботился о снаряжении, обучал персонал военному делу. В его обязанности входила охрана каравана на всем пути его следования и на привалах. Он был бессменным переводчиком во время переговоров с местными властями, монастырскими ламами и местным населением. Во время путешествия он исследовал древние памятники тибетской культуры, собрал целую коллекцию предметов тибетского искусства, которая затем была размещена в специально отведенных для этого залах Музея Рериха в Нью-Йорке. Изучал он и встречающиеся на склонах гор петроглифы, размышляя об истории мест, через которые шла экспедиция, и все это происходило в тяжелейших условиях походного быта.

26 мая 1928 года экспедиция, перейдя границу Тибета с Индией, направилась в Дарджилинг, где была официально расформирована, и в декабре того же года все семейство Рерихов переехало в живописную древнюю долину Кулу (Западные Гималаи), которая представляла собой уникальный осколок древнейшей культуры Индии. Здесь начался новый этап их жизни, и для Юрия Николаевича он был практически целиком связан с деятельностью Гималайского Института научных исследований «Урусвати» (что в переводе с санскрита означает «Свет утренней звезды»), основанного Н.К.Рерихом в Дарджилинге 24 июля 1928 года. Институт «Урусвати» был задуман как научно-исследовательское учреждение по комплексному изучению обширных территорий Азии, заселенных народностями, древнейшие культурные традиции которых оказали в свое время исключительное влияние на развитие мировой культуры и, в первую очередь, европейских народов, несправедливо забывших, а подчас и сознательно искажавших предысторию своей цивилизации.

Чтобы укрепить положение нового исследовательского центра и установить связи с видными деятелями культуры и науки, в мае 1929 года Николай Константинович и Юрий Николаевич отправились в Нью-Йорк. Находясь в Америке, Юрий Николаевич использовал все возможности, чтобы вести переговоры с научными учреждениями, финансовыми деятелями, учеными о совместной научной деятельности, публикациях, финансировании отдельных проектов. Другой целью поездки было открытие Музея Рериха в новом высотном здании, в котором, кроме Музея, должны были расположиться культурные организации, созданные Н.К. и Е.И. Рерих еще в начале 1920-х годов (Мастер-Институт Объединенных Искусств, Международный художественный центр «Corona Mundi», а также нью-йоркский офис «Урусвати»).

Несмотря на громадную организационную работу, которой приходилось уделять время практически ежедневно, Юрий Николаевич заканчивает свою книгу об экспедиции «По тропам Срединной Азии» (Нью-Хейвен, 1931), организует лекционное турне по университетским городам США, а также публикуется в периодических изданиях. Он всеми силами стремится вернуться в Кулу, где можно будет заниматься любимым делом. «Я молюсь, чтобы поскорее вернуться в Кулу и продолжить настоящую научную работу в тиши гор», – пишет он матери в сентябре 1929 года. Но на пути этих стремлений встало Британское правительство, которое отказало Рерихам в визе на въезд в Индию. В качестве основного аргумента было выдвинуто посещение художником Советской России (состоявшееся в 1926 году во время Центрально-Азиатской экспедиции) и как следствие – обвинение в симпатии к большевистскому режиму и в шпионаже. После долгих и мучительных проволочек 5 декабря 1930 года, при вмешательстве культурной общественности Европы и Америки, виза была все-таки получена.

Вернувшись в Кулу, Юрий Николаевич с упоением включился в работу, взяв на себя обязанности директора Института, который под его умелым руководством очень скоро стал одним из крупнейших научных учреждений Индии. Институт сотрудничал со многими научными организациями Азии, Европы и Америки, обменивался публикациями с 285 университетами, музеями, институтами, библиотеками. В списках почетных советников по науке, членов-корреспондентов и постоянных сотрудников «Урусвати» значились такие светила мировой науки, как А.Эйнштейн, Р.Милликен, Л.Бройль, С.Гедин, С.И.Метальников, К.К.Лозина-Лозинский, Дж.Бош.

Институт «Урусвати» состоял из двух основных отделов – ботанического и этнолого-лингвистического. Большая группа сотрудников вместе с Юрием Николаевичем и Николаем Константиновичем занималась изучением истории, литературы, языков, философии народов, населявших громадную территорию в предгорьях Гималаев. Ежегодно совершались летние экспедиции по долине Кулу, в Лахул, Бешар, Кангру, Лахор, Ладак и другие места. Была создана богатая библиотека, в которой древние манускрипты соседствовали с трудами крупнейших современных востоковедов. Юрий Николаевич постоянно следил за выходом в свет новых книг и поддерживал постоянные контакты с книгоиздателями США, Англии, Германии, Франции. Кроме того, в Институте были собраны орнитологические, зоологические, ботанические коллекции. Изучались проблемы космических лучей в высокогорных условиях. Были установлены тесные научные связи с Мичиганским и Гарвардским университетами, Ботаническим садом Нью-Йорка, Национальным музеем естественной истории в Париже. Этим учреждениям были переданы гербарии местной флоры, орнитологические и зоологические коллекции.

Медицинский отдел Института занимался исследованием местных лекарственных растений, а также изучал древние манускрипты по тибетской медицине и фармакопее. Для выращивания лекарственных растений на территории усадьбы была разбита опытная плантация. Велись работы по получению лекарств из этих растений. Юрий Николаевич как директор Института отдал много сил на создание биохимической лаборатории, в планах которой стояла тема по созданию противораковых лекарств. Он вникал во все тонкости обустройства и будущей деятельности лаборатории, однако нехватка средств и прочие трудности не позволили ему довести эту работу до конца.

Наряду с этой организационной работой, отнимавшей немало времени и сил, Юрий Николаевич вел обширную научную деятельность. Под его руководством выходят периодические издания Института – ежегодный журнал «Урусвати» и серия «Tibetica», посвященная изучению тибетских древностей и связанных с этим родственных вопросов. Появляются такие его ценнейшие работы, как «Звериный стиль у кочевников Северного Тибета» (1930), «Проблемы тибетской археологии» (1931), «К изучению Калачакры» (1932), «Тибетский диалект Лахула» (1933). Тогда же он приступает к основному труду своей жизни – созданию тибетско-английского словаря с санскритскими параллелями. «Словарь содержит огромное количество новых слов, никогда ранее не записывавшихся. Я думал о добавлении к словарю и русского текста, что помогло бы его распространению в России, где тибетские исследования проводятся активно», – писал он одному из своих корреспондентов. Благодаря стараниям учеников Юрия Николаевича, в частности Ю.М.Парфионовича и В.С.Дылыковой, этот словарь, хоть и в сокращенном виде и с измененным названием, был издан в 1960 году, но уже после смерти автора. Авторский вариант «Тибетско-русско-английского словаря с санскритскими параллелями» увидел свет в 1983–1993 годах.

Следует отметить, что тибетология всегда была любимым предметом исследования Юрия Николаевича: его интересовали равно как история буддизма в Тибете, так и этнография, искусство и литература этой малоисследованной, замкнутой страны. Сейчас трудно себе представить, как один человек успевал руководить многогранной деятельностью Института и одновременно заниматься разработкой сложнейших проблем лингвистики и филологии, но сохранившиеся документы беспристрастно свидетельствуют, что это было именно так. За свои выдающиеся заслуги в области изучения языков, литературы, истории, этнографии, археологии Центральной и Южной Азии Ю.Н.Рерих был избран членом Королевского Азиатского общества в Лондоне, Азиатского общества в Бенгалии, Парижского географического общества, Американского археологического и этнографического обществ и многих других научных учреждений мира.

Особой страницей в биографии ученого стала Маньчжурская экспедиция 1934–1935 годов, организованная Министерством земледелия США с целью изучения засухоустойчивых растений и позволившая Н.К. и Ю.Н. Рерихам дополнить маршрут Центрально-Азиатской экспедиции посещением районов Внутренней Монголии, Маньчжурии и Китая. Условия работы экспедиции были очень сложными из-за политической и военной обстановки в регионе, а также из-за противодействия двух американских ботаников, сотрудников Министерства земледелия, которые всячески срывали работу экспедиции и распространяли клеветнические заявления о ее руководителе. Несмотря на этот откровенный саботаж, в результате работы экспедиции, продолжавшейся с мая 1934 года по сентябрь 1935-го, было собрано и отправлено в США около 2000 посылок с семенами засухоустойчивых растений. Кроме этого была проведена археологическая разведка исследуемого района, собран лингвистический и фольклорный материал, обнаружены старинные медицинские манускрипты.

В 1936–1939 годах Ю.Н.Рерих создает еще один фундаментальный труд – «История Средней Азии» (Средней Азией Юрий Николаевич называл обширное пространство от Кавказа на западе до Большого Хингана на востоке и от Алтая на севере до Гималаев на юге). Это исследование представляет собой культурно-исторический обзор важнейших государственных и культурных образований Евразии с древнейших времен и по XIV век.

С началом Второй мировой войны деятельность Института «Урусвати» была законсервирована. В июле 1941 года, после нападения Германии на Советский Союз, Юрий Николаевич отправил телеграмму послу СССР в Великобритании И.М.Майскому с просьбой зачислить его добровольцем в Красную Армию. Ответа не последовало…
В 1940-е годы ученый работает над очерками «Сказание о царе Гесэре из страны Линг» (1942), «Индология в России» (1945), «Происхождение монгольского алфавита» (1945), «Автор “Истории буддизма в Монголии”» (1946), «Тибетские заимствования в монгольском языке» (1946).

После ухода в декабре 1947 года Николая Константиновича Юрий Николаевич с Еленой Ивановной переехали в Дели, а затем в Кхандалу (местечко под Бомбеем). Там они провели около года, ожидая получения долгожданных виз на въезд в СССР. Но их надежды не оправдались, и в феврале 1949 года они отправились в северо-восточную часть Индии, в Калимпонг – небольшой курортный городок с прекрасным климатом, который к тому же являлся важным центром изучения Тибета.

Сразу же по приезде в Калимпонг Юрий Николаевич активно взялся за организацию Индо-тибетского исследовательского института, или Буддийского центра. Разработанный им проект вызвал широкий интерес в научных и правительственных кругах и даже получил грант, однако реализовать его в условиях Калимпонга не удалось. Юрий Николаевич организовал курсы по изучению китайского и тибетского языков, привлекая к преподавательской работе в первую очередь самих носителей языка, регулярно ездил в Калькутту, где находились крупнейший центр изучения буддизма «Общество Махабодхи» и Азиатское общество, активно переписывался с коллегами-востоковедами из Европы и Индии. В круг его тесного общения входили такие светила индийской науки, как Рахул Санкритьяяна, доктор Н.П.Чакраварти, профессора Рам Рахул, Сунити Кумар Чаттерджи и А.С.Альтекар. К этому времени и сам Юрий Николаевич – уже всемирно известный авторитет в области лингвистики и филологии, философии, археологии и искусствоведения, чье имя знают не только в Индии, но и в Европе и Америке.

Одновременно с педагогической деятельностью Юрий Николаевич продолжает заниматься исследованием памятников культуры, работая над статьями по вопросам филологии, истории буддизма и культурного наследия Азии. В 1949–1953 годах в Калькутте вышел его перевод с тибетского на английский фундаментального трактата по истории тибетского буддизма «Синий Дэбтэр», созданного выдающимся историком Гой-лоцавой Шоннупэлом. На русском языке эта работа под названием «Голубые Анналы» была опубликована в издательстве «Евразия» в Санкт-Петербурге в 2001 году. Работает Ю.Н.Рерих и над переводом с тибетского «Жизнеописания Дхармасвамина» (монаха-пилигрима) – эта работа увидела свет в 1959 году при содействии известного индийского ученого, профессора А.С.Альтекара.

Однако вопрос о возвращении в Россию остается для Ю.Н.Рериха одним из самых насущных. С 1949 года ежегодно делался запрос о получении разрешения на въезд в СССР. В декабре 1953 года Юрий Николаевич дважды встречался в Дели с советником посольства Г.М.Баласановым, который обещал ускорить процесс, но слова не сдержал. Параллельно через родственников и знакомых Рерихов предпринимались шаги и в Москве. Но все письма и прошения в адрес правительства остались без ответа.
Не помогла и Академия художеств.

5 октября 1955 года уходит из жизни Елена Ивановна Рерих. Вся последующая жизнь Юрия Николаевича стала воплощением ее завета передать России творческое наследие Н.К.Рериха и поработать на благо родины. Это произошло в августе 1957 года благодаря личному вмешательству Н.С.Хрущева, с которым Ю.Н.Рериху удалось переговорить во время визита правительственной делегации СССР в Индию.

Приехав в Москву, Юрий Николаевич сразу же начал работу в Институте востоковедения АН СССР в качестве старшего научного сотрудника сектора истории и философии отдела Индии и Пакистана. Ему присвоили звание профессора филологических наук, а через год, в октябре 1958-го, утвердили на должность заведующего сектором философии и истории религии.

За два с половиной года работы в Москве он сумел сделать то, на что у других ученых ушла бы целая жизнь: возродить российскую буддологическую школу (ее достижения в России были очень значительны, но во времена политических репрессий 1930-х годов наука потеряла многих выдающихся ученых); создать отечественную школу тибетологии; впервые в Советской России начать преподавание санскрита; заложить фундамент новой науки – номадистики (изучение кочевых племен); воспитать немало учеников. Сегодня это выдающиеся ученые, работающие не только в России, но и в Европе и Америке. Юрий Николаевич возобновил издание серии «Bibliotheca Buddhica», основанной выдающимся русским востоковедом С.Ф.Ольденбургом в 1897 году и посвященной буддийской философии, религии и искусству, выступив в качестве научного редактора книги А.И.Вострикова «Тибетская историческая литература» и книги «Дхаммапада» (сборник изречений Будды), переведенной с пали В.Н.Топоровым. Он включился в подготовку к XXV Международному конгрессу востоковедов, был членом ряда Ученых советов, участвовал в работе комитета по проекту ЮНЕСКО «Восток – Запад», руководил аспирантами, оппонировал на защите диссертаций, преподавал языки, готовил публикации.

Большой интерес Юрия Николаевича всегда вызывали история и культура Монголии. Еще в отрочестве он начал заниматься монгольским языком, а в его книге «По тропам Срединной Азии» этой стране и ее жителям посвящено целых семь глав. Его смело можно назвать одним из крупнейших монголоведов современности, и хотя количество его работ в этой области не столь велико (около двадцати), их уровень настолько высок, что для ознакомившегося с ними специалиста открываются совершенно новые перспективы. Юрий Николаевич с увлечением занимался с аспирантами-монголами и за время работы в Институте востоковедения дважды (в 1958 и 1959 годах) посетил Монголию.

Много усилий приложил Юрий Николаевич к тому, чтобы вернуть Родине славное имя своих родителей, в корне изменив общественное мнение о семье Рерихов, которую с подачи правящих кругов считали белоэмигрантами и религиозными фанатиками. В 1950-е годы о философско-этическом учении Живая Этика, связанном с именем Рерихов, нельзя было говорить открыто – за это можно было поплатиться свободой, исключением из партии, в лучшем случае – увольнением с работы. Юрий Николаевич действовал осторожно, никогда не бросался цитатами, а выявлял суть этой философии в своих поступках, на личном примере. Именно он, благодаря своему огромному духовному потенциалу, фактически инициировал рериховское движение в России, о чем, наверное, и не подозревают многие современные его участники. Именно Юрий Николаевич сумел пробить стену бюрократических преград и организовать первую в СССР выставку картин Н.К.Рериха, которая имела большой успех.

Выставка открылась 12 апреля 1958 года в Москве. В течение полугода, предшествовавшего этому событию, Ю.Н.Рерих выступал в МГУ, Доме ученых и других культурных центрах столицы с рассказами о Николае Константиновиче и Елене Ивановне Рерих, об их творчестве, отвечал на многочисленные вопросы слушателей. Выставка пользовалась потрясающим успехом. Сроки ее экспонирования неоднократно продлевали. Юрий Николаевич почти ежедневно присутствовал в залах, рассказывал о картинах, о Центрально-Азиатской экспедиции Н.К.Рериха, о жизни семьи в Индии. После Москвы выставка экспонировалась в Риге, Ленинграде, Киеве, Тбилиси.

Одновременно с организацией выставки Юрий Николаевич поставил вопрос о создании музея Николая Константиновича Рериха. Начались длительные переговоры, назывались города, где будет музей и его филиал, определялись музеи, в которые передадут картины, привезенные из Индии в дар Советскому Союзу. Однако при жизни Юрия Николаевича музей так и не был создан, а картины передали в Русский музей и Новосибирскую картинную галерею.

Осуществив организацию выставок картин отца, Юрий Николаевич приступил к организации выставки брата, которая открылась 11 мая 1960 года в Музее изобразительных искусств имени А.С.Пушкина.

Отдавая всего себя без остатка служению науке и будущему России, не выдержав колоссального напряжения, Юрий Николаевич безвременно ушел из жизни 21 мая 1960 года в возрасте 58 лет. Похоронен великий русский ученый на Новодевичьем кладбище в Москве.

«Чудом нашего времени» называл его Николай Семенович Тихонов, известный поэт и крупный общественный деятель, и с этими словами трудно не согласиться. Сделанное Юрием Николаевичем Рерихом навеки останется в анналах мировой науки и культуры.